Ионат Цурр
SymbioticA group
::: Биография

УСЛОЖНЕННЫЕ ПОНЯТИЯ О ЖИЗНИ:
"ПОЛУЖИВЫЕ" СУЩЕСТВА

Использование живой ткани сложных организмов для выращивания/моделирования "полуживых" скульптур - художественный метод, бросающий вызов давно устоявшимся представлениям человека о жизни. Особенно остро эта практика полемизирует с идеологиями иудео-христианского толка; производя впечатление, будто утверждает превосходство человека над прочими божьими тварями, в действительности она подвергает критике веру в это превосходство. Манипуляции с живыми тканями, отделенными от материнского организма, опровергают абсолютистское понимание смерти и по-своему иллюстрируют ведущиеся дискуссии об ответственности человека за другие формы жизни. Осознание этой ответственности особенно важно именно там, где человек берется манипулировать этими "другими" и их выживание целиком зависит от его деятельного участия.
Развивающиеся невиданными темпами технологии - и, в частности, биотехнологии - вынесли человечество далеко за пределы его культурной зрелости, чтобы оно могло построить свою систему ценностей сообразно влиянию этих технологий на общество, представления о жизни и окружающую среду. В данной статье мы хотим показать, как отдельные художественные направления пытаются сформировать альтернативное миропонимание в свете технологического "прогресса" и что происходит, когда этот свет падает на живые организмы, включая самого человека. Мы также попробуем обрисовать то зыбкое и катастрофическое будущее, о котором свидетельствует "Tissue Culture & Art Project", создавая совершенно новый класс не то предметов, не то существ под названием "полуживые".

Использование живого материала в экоарте и ландшафтном искусстве
С конца 60-х и на протяжении всех 70-х годов движение экоарта предлагало свои альтернативы несбывшимся ожиданиям нового Просвещения и всеобщего улучшения от научно-технического прогресса. Разочаровавшись в западном обществе с его смертоносными "достижениями" в виде атомной бомбы и евгеники Третьего рейха, люди искусства задались целью радикально изменить господствующие мировоззрения иудео-христианского типа. Это заставило их обратиться в своем творчестве к натуральным материалам. Отталкиваясь от устойчивой дихотомии "природа/культура", художники увидели в природе и живых материалах источник для собственной критики буржуазной культуры. Экологические призывы к ответственности и "сближению" человека с природой указали им путь сопротивления современному технократическому обществу с его главной движущей силой - страстью потреблять. Кое-кто из художников всерьез занялся восточными религиями, в частности, их трактовкой отношений между природой и культурой. То, что они оттуда почерпнули, расходилось с традиционными для западного мышления представлениями об истории как о линейном процессе, в котором человек занимает верхнюю ступень иерархической лестницы, властвуя над всем сущим на земле. Восточные религии воспринимают историю циклической, взаимоотношения человека с живой природой - более гармоничными и равноправными, а жизнь - не прямой дорогой к смерти, но скорее круговоротом перевоплощений.

Данная электронная версия книги "Биомедиале. Современное общество и геномная культура" не полна. Текст без пропусков может быть приобретен в печатной форме в виде антологии. Запрос направлять по адресу: 236000, Россия, г. Калининград, ул. К.Маркса, 18, по телефонам: Калининград (0112)216251, Санкт-Петербург (812)3885881, Москва (095)2867666. Электронный магазин: http://www.yantskaz.ru, Книга-почтой: тел.(0112)216251, все справки по электронному адресу: bulatov@ncca.koenig.ru. Полная ссылка на данную книгу: "Биомедиале. Современное общество и геномная культура". Составление и общая редакция Дмитрия Булатова. Калининград: КФ ГЦСИ, ФГУИПП «Янтарный сказ», 2004.

Другой подход был основан на методах традиционного земледелия, творчески переосмысленных художниками. Одно из произведений ландшафтного искусства американца Денниса Оппенгейма, выполненное в Голландии в 1969 году, называлось "Directed Seeding - Canceled Crop" и представляло собой пшеничное поле, "перечеркнутое" плугом крест на крест. Оппенгейм, который лично засеял и возделал эту пашню, заявил: "Материал высажен и взращен с единственной целью - вычеркнуть его из системы товарного производства". [1] Оппенгейм - пример широко распространенного мнения, что, прекратив гонку технологий, цивилизация сможет вновь обрести согласие с "жизнью" и окружающей средой. Склонный к ностальгии, Оппенгейм всячески романтизировал времена, когда человек обходился с природой иначе - более гармонично и не столь хищнически. В этом он видел альтернативу галопирующей технологии, которая разрушает и экологию, и мораль. Не стоит забывать, что именно развитие земледелия ознаменовалась в истории человечества одним из важнейших парадигматических сдвигов, который повлиял на формирование иудео-христианских постулатов о превосходстве человека над остальными существами. Существа подчинялись, и постулаты крепли - с каждым одомашненным животным или растением, с каждым новым методом селекции, в каждом гибриде животного с машиной (так в свое время появился примитивный прообраз "полуживого" орудия труда - вол, тянущий за собою плуг).


Группа "SymbioticA". "Полуживые беспокойные куклы". Деталь проекта, 2002 г.

Другие художники пошли дальше в трактовке природного как антитезы культуре с ее социализированной эстетикой, заявив: в отличие от культурных артефактов природа прекрасна. Работая в естественном природном окружении, загрязненном продуктами техногенной деятельности человека, они "реэстетизировали" его, возвращая "назад", в первоначальное девственное состояние. Примеры тому разнообразны, от работ американца Смитсона (1938-73) на болотах и промышленных пустошах до попыток реконструкции естественного ландшафта в городских условиях, которые предпринимал Алан Зонфист. Кстати говоря, сам Зонфист утверждал, что недостаточно просто восстановить пейзаж, необходимо еще "залечить рану в душе, из которой вырваны все до единого биологические и экологические корни". [2]
Его современник французский художник Христо смотрит на человеческое вмешательство в природу с другой точки зрения. Его основной художественный метод - обертывание ландшафта искусственной тканью. Пребле (1989) и другие описывают работы Христо как "конструкции, выполненные в естественных условиях, зачастую из пластических материалов, которые взаимодействуют с природным окружением и - лишь на некоторое время - меняют его облик". [3] Но можно утверждать и обратное - что работы Христо есть манифестация превосходства человека над природой, следы которого все-таки надолго в ней остаются. Таков, например, широкомасштабный проект Христо и его супруги Жан-Клод "Wrapped Coast, Little Bay, Australia" 1969 года, осуществленный в естественных декорациях скалистого побережья залива Литтл-Бей в Австралии. С помощью 110 рабочих и 15 профессиональных скалолазов художники за месяц превратили береговую линию в скульптурную композицию. Миллион квадратных футов антиэрозионной ткани бежевого оттенка и 35 миль полипропиленового каната "упаковали" 1,5 мили прибрежных скал. И хотя "абсолютно все материалы "Wrapped Coast" были затем тщательно утилизированы", [4] десятинедельная инсталляция тем не менее ландшафт изменила (и поговаривали - не в лучшую сторону).
Экоарт и ландшафтное искусство 60-70-х годов поставили под сомнение метадискурсы западной культуры по части восприятия живой природы и выступили против демонстрации такого восприятия. В противовес современным технологиям, связанным с понятиями о прогрессе, господстве и саморазрушении человека, они заявили о необходимости гармоничных и равноправных отношений с природными ресурсами и явлениями. Сверхзадачей многих произведений ландшафтного искусства было установить контакт с "натурой", показав коренное отличие природы от цивилизации. Парадокс заключался в том, что для воплощения идеи "лучше понять" природу художник должен был изучать естественные процессы, брать их в свои руки и манипулировать ими с помощью ненавистных ему технологий. Так что, возможно, лэндарт и ландшафтное искусство, с одной стороны, ведут к переосмыслению традиционного западного восприятия природы, жизненного цикла и перевоплощений, а с другой стороны - только подтверждают мнение о художнике-демиурге, распоряжающимся всем сущим.


Группа "SymbioticA". "Полуживые беспокойные куклы". Фрагмент проекта "BioFeel", осуществленного в рамках Биеннале электронных искусств, Перт, 2002 г. Все опубликованные изображения являются собственностью коллективного проекта "Культура и искусство ткани".

Жизнь как симбиоз
Примерно в то же время английский химик и изобретатель Джеймс Лавлок предложил так называемую "концепцию Геи" (Гея - греческая богиня Земли). По Лавлоку (1979), [5] Земля представляет собой единый и цельный организм. Автор полемизирует с расхожим мнением, будто живая материя пассивна перед лицом угрозы ее существованию. В своей книге он развивает мысль о том, что живая материя планеты - атмосфера, океаны и собственно земная поверхность - образует комплексную систему, способную регулировать и поддерживать на Земле условия таким образом, чтобы способствовать своему собственному выживанию. Эту теорию приняли с опаской; в противном случае пришлось бы признать, что человечество вовсе не опекун над живой природой, а скорее род неподконтрольного злокачественного образования наподобие раковой опухоли. В дальнейшем концепцию "Геи" Джеймса Лавлока развила микробиолог Линн Маргулис (1981). Маргулис пришла к идее о том, что жизнь есть комплекс отношений между множеством взаимосвязанных и взаимозависимых объектов. Например, она сделала предположение, что эукариоты - организмы, клетки которых имеют оформленное ядро, - являются результатом эволюционного симбиоза двух прокариотов - простейших из всех организмов, клетки которых не имеют оформленного ядра. [6] Тем самым Маргулис выделила симбиотический тип взаимоотношений в главную силу эволюционного развития и эволюционного "преимущества". До появления концепции "Геи" ведущая эволюционная теория строилась на моделях состязания и борьбы, в которых выживал наиболее приспособленный. Труд Дарвина о происхождении видов сам происходит из экономических теорий конца XVIII века. "Исследования о природе и причинах богатства народов" Адама Смита, опубликованные в 1776 году, содержат положения о естественном основании бедности и о необходимости свободного рынка в качестве модели для прогресса и нововведений. Маргулис, чьи теории получили сегодня широкое признание, была первой, кто рассмотрел эволюционное развитие под другим углом зрения. И ее вывод гласил: ряд важнейших эволюционных скачков были на самом деле результатом корпоративных и симбиотических отношений.






Группа "SymbioticA". "Полуживые беспокойные куклы". Фрагмент проекта в рамках выставки "Искусство биотехнологий”, Le lieu unique, Нант, 2003 г.

Виртуальная жизнь
"Цифровая" революция 80-90-х годов в очередной раз изменила наше мировоззрение. Цифровые технологии явили нам никогда ранее невиданные формы жизни, а именно - виртуальную жизнь. Художники сразу ухватились за эту новинку, и манипуляции с ней вскоре дали такие произведения искусства, для которых прежде просто не существовало способа появиться на свет. "Генетические алгоритмы" и другие специальные программы подарили художникам инструменты для симуляции жизни; теперь они могут представить ее формы и экосистемы в самых разных условиях и смоделировать любой процесс, какой только возможен в "реальном" мире. Можно даже проследить действие эволюционных законов в любой промежуток времени. Поскольку симулируемые художником формы жизни и экосистемы существуют исключительно в кибернетическом пространстве, он вправе крутить ими как ему заблагорассудится, без ограничений морально-этического порядка. Такие творения связаны с постмодернистскими концепциями о том, что ни "реальности", ни "истины" не существует; причем с помощью разнообразных алгоритмов и компьютерных программ их авторам значительно проще применять сюрреалистический метод "столкновений".

Данная электронная версия книги "Биомедиале. Современное общество и геномная культура" не полна. Текст без пропусков может быть приобретен в печатной форме в виде антологии. Запрос направлять по адресу: 236000, Россия, г. Калининград, ул. К.Маркса, 18, по телефонам: Калининград (0112)216251, Санкт-Петербург (812)3885881, Москва (095)2867666. Электронный магазин: http://www.yantskaz.ru, Книга-почтой: тел.(0112)216251, все справки по электронному адресу: bulatov@ncca.koenig.ru. Полная ссылка на данную книгу: "Биомедиале. Современное общество и геномная культура". Составление и общая редакция Дмитрия Булатова. Калининград: КФ ГЦСИ, ФГУИПП «Янтарный сказ», 2004.

Искусство на основе цифровых технологий манипулирует уже не материалами, но кодами. Если отвлечься от "железа" (компьютера и/или проектора), то мы увидим, что влияние такого произведения на окружающую среду реализуется исключительно в социо/психо-сфере. Оно не выделяет ни запаха, ни влаги, оно не имеет телесной оболочки и, следовательно, не способно отравить собой окружение или нанести ему физический ущерб; чего не скажешь о его создателе.
Мечтания, связанные с иммерсионными** средами и виртуальной реальностью, все еще далеки от воплощения, так что "состояние мяса" продолжает удерживать свои позиции. Зато, вооружившись цифровыми технологиями, общество потребления пуще прежнего пропагандирует идеалы капитализма и культурного империализма (чем не продолжение иудео-христианской идеологии?). Конечно, в Интернете можно и разместить, и увидеть сколько угодно протестов, но ведь здесь повторяется история с инопланетянами из "Звездного пути": хочешь быть услышан - изволь говорить по-английски... Излюбленным приемом американской пропаганды, показавшей нам по ТВ войну 1991 года в Персидском заливе, был "виртуально-аркадный взгляд" аэросъемки того, как бомба с лазерным наведением поражает помеченные крестиком цели. В этом виртуальном мире не было места для настоящей крови, изуродованных тел и перечеркнутых жизней.
Несмотря на развитие форм виртуальной и кибернетической жизни, плоть не сдается и упорно диктует нам свои правила. Плоть - смертна.

Плоть
В своих проектах и перформансах французская художница Орлан использует возможности пластической хирургии и смежных технологий в качестве нового изобразительного средства. Она подвергает операциям собственное тело - то воплощает в нем мифологические каноны красоты (копируя, к примеру, структуру скелета Моны Лизы), то, скажем, наращивает нос до предельно возможного размера. "Это мое тело... Это мой "софт"", - заявляет художница. [10] В своих экспериментах, критикующих традиционные представления о красоте и западное понимание женственности и идентичности, Орлан также использует фотографию, видео, различные медицинские технологии, театр и средства сетевой коммуникации. Через Интернет и спутники ее пластические операции транслируются в прямом эфире на весь мир. Операционная уже изначально ритуализована - начиная с особой спецодежды медперсонала и заканчивая продуманным до мелочей интерьером. Вдобавок, пока ее оперируют, Орлан читает стихи и тексты собственного сочинения. Она полагает, что ее самостоятельный боди-дизайн "приближает время индивидуального проектирования, которое положит конец капиталистической индустрии имиджей". [11] Современная технология для Орлан - трофейное оружие сопротивления. Она твердо убеждена, что технология позволяет освободиться от тела, в котором ей выпало обретаться. Она может изменить его, усилив какие-то его черты, и просто поиграть с тем, что ей было дано от рождения. Такое использование технологий, утверждает Орлан, создает альтернативу западным представлениям о красоте и общему понятию "нормы". Ее телесные трансформации противостоят тому, для чего обычно применяются те же самые технологии в капиталистическом обществе потребления. Орлан не борется с технологиями, но пользуется ими в своей борьбе с догматами западной цивилизации о жизни и сакральности тела. Жизнь - не то, с чем ты появился на свет, и не то, что хотело бы видеть в тебе общество; жизнь - это игра по твоим собственным правилам.
Австралиец Стеларк рассматривает интеграцию технологии в тело как способ эволюционного развития: "технология, вживленная в тело по принципу симбиоза, рождает новый тип эволюционного синтеза, новый человеческий гибрид - в сплетении органики и синтетики возникает новая разновидность эволюционной энергии". [12] В перформансе Стеларка "Amplified Body, Laser Eyes and Third Hand" движениями его тела управляли мышечные стимуляторы, активированные через Интернет. Специальный усилитель улавливал звуки внутри его тела, а механическая третья рука, закрепленная на предплечье правой, на протяжении всего представления совершала различные движения от спонтанных и непредсказуемых до продиктованных нервной системой художника. Подобно Орлан, Стеларк пользуется технологией, как диверсант взрывчаткой. "Протез - вот понятие, характеризующее суть всех этих проектов и перформансов. Протез, который не скрадывает ущерб, а образует излишек. Вместо того, чтобы заменять недостающую или недействующую часть тела, интерфейсы и устройства пополняют или усиливают формы и функции тела". [13]
Обоих художников можно назвать революционерами за их подход к технологии "плоти" ради создания спорных моделей будущего. Оба они, тем не менее, придерживаются строго антропоцентристских взглядов на жизнь и смотрят на свое тело (концептуально представляющее тело человека, но не живого существа вообще) как на средство для комментирования того, что делают с человеком и обществом новые технологии.


Группа "SymbioticA". "Полуживая кукла H - символ надежд и опасений", 2000 г. Биоразлагаемые / биорассасывающиеся полимеры, хирургическая нить и клеточная линия McCoy.

Влажная практика биоарта
С конца 90-х годов мы наблюдаем возникновение нового направления искусства, которое манипулирует живыми организмами и самой жизнью, применяя инструменты современной биологии. Она получила название "биологическое искусство" или "влажные практики биологического искусства" и тесно связана с развитием биотехнологий последнего времени. Эта художественная практика обращается к этической и эпистемологической проблематике нового научного знания и способов его применения - в частности, биотехнологии.
Новейшее развитие биологии заставляет нас в высшей степени критически переосмыслить свое видение жизни, допустимые пределы манипулирования ею и позицию, занимаемую человеком в этом мире. Наука все глубже проникает в суть биологических процессов, и человек, получая богатейшие возможности управлять этими процессами, стремится подчинить их своим меркантильным интересам. Самое время сейчас художнику обратить внимание на биотехнологии, чтобы с помощью новых изобразительных средств исследовать вероятностные модели будущего, которое может ждать человечество в конце этого пути.

Данная электронная версия книги "Биомедиале. Современное общество и геномная культура" не полна. Текст без пропусков может быть приобретен в печатной форме в виде антологии. Запрос направлять по адресу: 236000, Россия, г. Калининград, ул. К.Маркса, 18, по телефонам: Калининград (0112)216251, Санкт-Петербург (812)3885881, Москва (095)2867666. Электронный магазин: http://www.yantskaz.ru, Книга-почтой: тел.(0112)216251, все справки по электронному адресу: bulatov@ncca.koenig.ru. Полная ссылка на данную книгу: "Биомедиале. Современное общество и геномная культура". Составление и общая редакция Дмитрия Булатова. Калининград: КФ ГЦСИ, ФГУИПП «Янтарный сказ», 2004.

Биологические/эволюционные законы стали сегодня объектом изучения и воздействия со стороны художников, которым достижения современной биологии необходимы как свежая палитра для артистического самовыражения. Применяя традиционные методы селекции к ирисам, Джордж Гессерт как бы возвращает их "обратно" в состояние дикой природы. По мнению Гессерта (2002), это направлено против коммерческого растениеводства - в сторону "такой селекции, при которой растения получают минимальный уход и ничего из гербицидов, фунгицидов**** или невыносимо щедрого полива". [15] Другие художники пользуются новейшими биотехнологиями для проникновения в ранее недоступные сферы - таковыми, например, являются художественные практики, основанные на трансгенезе. В "Tissue Culture & Art Project" мы применяем технологии тканевого инженеринга и методы исследования стволовых клеток, создавая "полуживых" существ, которые не приспособлены к условиям дикой природы, поскольку их жизнь целиком зависит от человека.


Группа "SymbioticA". "Острие 1", 1999 г. Мышечная ткань мыши, выращенная на гидрогельной основе каменного орудия периода неолита. Изображение является собственностью коллективного проекта "Культура и искусство ткани".

"Полуживые" существа
"Полуживые" существа эвокативны по своей сути. Они вскрывают и показывают слабое понимание, не говоря уж о языковом игнорировании, этих творений рук человеческих, смоделированных или выращенных с применением эволюционных законов. Эти объекты/существа, которые человеку еще предстоит понять, определить и классифицировать по принципам иерархической таксономии, созданы нами с мыслями о жизни и царстве живых организмов.
"Полуживые" представляют собой тканевые образования (т.е. системы клеток, сходных по происхождению, строению и функциям) того или иного организма, выращенные вне этого организма на специальной питательной среде. Способные жить и расти в условиях искусственного жизнеобеспечения, они лишний раз доказывают справедливость идеи Маргулис о том, что тело есть сообщество клеток.




ГруппA "Symbiotica". "Копье", 1999 г. Мышечная ткань мыши, выращеннная на гидрогельной основе каменного орудия периода неолита. Фрагменты. Все опубликованные изображения являются собственностью коллективного проекта "Культура и искусство ткани".

Это - диалог с природой, который невозможно было бы построить, действуя исключительно по законам эволюции. Он корректирует наше понимание живого/неживого и позволяет продлить жизнь частям тела даже после смерти сложного организма. Он расшатывает дихотомию "природа/культура", физически комбинируя два этих элемента в виде живого биоматериала и конструкции из искусственных деталей. Результат этого творчества - некое самостоятельное существо - требует от человечества пересмотра этических и эпистемологических основ сознания.
Такие провокационные прогнозы о высокотехнологичной природе на данном этапе, в рамках художественного проекта, имеют целью обеспокоить общество тем, как далеко может зайти его манипулирование живыми организмами и как велика мера его ответственности за существование "полуживых". Это еще и символ неадекватного отношения адептов иудео-христианской идеологии к Другим в буквальном смысле этого слова. Наблюдая грозовые тучи войны, нависающие над миром, где так мало сострадания даже к своим по биологическому виду, но другим по расе и классу, мы полны тревоги за судьбу наших "полуживых" созданий, ибо их выживание - это вопрос человеческой чуткости.

Перевод с английского Сергея Михайлова.

Библиографию статьи см. в английской версии. (Прим. ред.)

* Эвокативность (лат. "evocatio" - вызывание, призыв) - способность объекта вызывать в человеке эстетическое переживание. (Прим. пер.)
** От позднелат. "immersio" - погружение. См. также Глоссарий. (Прим. пер.)
*** В оригинале "speciesism" ("species" - вид), термин, обозначающий проявление жестокости по отношению к другим биологическим видам (напр., в случае с экспериментами над животными), а также безразличие к их страданиям. (Прим. пер.)
**** Фунгициды - химические препараты для уничтожения или предупреждения развития патогенных грибов - возбудителей болезней сельскохозяйственных растений. (Прим. пер.)




НА ГЛАВНУЮ    ENGLISH

Как заказать эту книгу

ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ

СОДЕРЖАНИЕ:

I. МАСТЕРСКАЯ: наука и технологии

Светлана Боринская. Геномика и биотехнология: наука начала третьего тысячелетия.

Михаил Гельфанд. Вычислительная геномика: от пробирки к компьютеру и обратно.

Ирина Григорян, Всеволод Макеев. Биочипы как пример индустриальной биологии.

Валерий Шумаков, Александр Тоневицкий. Ксенотрансплантация: научные и этические проблемы.

Абрам Йойрыш. Правовые аспекты генной инженерии.

Павел Тищенко. Геномика: новый тип науки в новой культурной ситуации.
II. ФОРУМ: общество и геномная культура

Юджин Такер. Комната ожидания Дарвина.

Critical Art Ensemble. Биотехнология в общественном сознании: время обещаний.

SubRosa. Секс и гендер в век биотехнологий.

Рикардо Домингес. Неизбежность торжества нанотехнологий 3.0: фрагменты постбиотехнологической эры.

Биргит Рихард. Клоны и двойники. Тиражирование и воспроизведение "я" в кинообразах.

Свен Дрюль. Филогенез химер: от античности до наших дней.
III. ТОПОЛОГИЯ: от биополитики до биоэстетики

Борис Гройс. Искусство в эпоху биополитики.

Стивен Уилсон. Искусство и наука как культурные действия.

Мелентий Пандиловски. О феноменологии сознания, технологии и генетической культуре.

Рой Эскотт. Интерактивное искусство: на пороге постбиологической культуры.
IV. КОД ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ: искусственная жизнь

Марк Бедо. Исследование гипертворчества человека с помощью технологии искусственной жизни.

Луи Бек. Искусственная жизнь под напряжением.

Алан Дорин. Виртуальные животные в виртуальных средах.

Криста Зоммерер, Лоран Миньоно. Использование принципов искусственной жизни в интерактивных компьютерных инсталляциях.
V. ТЕАТР НОВОГО ВРЕМЕНИ: ars genetica

Джордж Гессерт. История искусства с привлечением ДНК.

Кетлин Роджерс. Образ материи.

Брендон Балланже. Источники искусственного отбора.

Марта ди Минизиш. Лаборатория как мастерская художника.

Адам Заретски. Зоо-арт ломовой лошади и экзамен по биоэтике.
VI. ТЕХНОЛОГИЯ ОБРАЗА: ars chimaera

Джо Дэвис. Монстры, карты, сигналы и коды.

Дэвид Кремерс. Парадокс Дельбрюка. Версия 3.

Эдуардо Кац. Зеленый флуоресцирующий кролик.

Дмитрий Булатов. Искусство химер.

Валерий Подорога. Рене Декарт и Ars Chimaera.
VII. МЕТАБОЛА: искусство и культура ткани

Йонат Цурр. Усложненные понятия о жизни: "полуживые" существа.

Орон Каттс. Фрагменты конструирования жизни - влажная палитра тканевой инженерии.
VIII. P.S.

Дмитрий Пригов. Мы о том, чего сказать нельзя.

Галерея влажного искусства

Биографии

Библиография

Веблиография

Глоссарий


© кф гцси. евгений паламарчук | Jaybe.ru