Орон Каттс
SymbioticA group
::: Биография

ФРАГМЕНТЫ КОНСТРУИРОВАНИЯ ЖИЗНИ -
ВЛАЖНАЯ ПАЛИТРА ТКАНЕВОЙ ИНЖЕНЕРИИ

"...думайте об объектах не как об инструментах в ваших руках, но как о существах, которые эффективно взаимодействуют друг с другом и требуют к себе трепетного внимания - подобно растениям в вашем саду... Думайте о них, красивых и полезных, точно садовые деревья, - о них, живущих своей неповторимой жизнью, данных нам в услужение и ожидающих от нас ответной заботы… Я говорю об условиях, при которых возникает некая система объектов, во всем их богатстве и сложности, способных жить и являть своими качествами прелесть и практичность сада, - продукт реального мира, представляющий собой в то же время мир экстенсивно и интенсивно искусственный".
Эцио Манзини, "Повседневный Прометей", журнал "Design Issues", 1992 г.

Появление "полуживого"

Наше время отмечено зарождением нового явления - концепции "полуживого". Представитель принципиально нового класса объектов/существ, созданных из живого и неживого материалов, "полуживой" организм - это самостоятельное нечто, обитающее на тонкой грани между живым/неживым, выросшим/построенным, рожденным/произведенным, объектом/субъектом. Коль скоро класс "полуживых" есть производное усилий ветеринара/механика, фермера/художника или животновода/конструктора, его нельзя воспринимать как имитацию человека или возможную его замену. Это скорее объекты/существа нового типа, которые одновременно подобны и отличны от других человеческих артефактов - распространенного вовне фенотипа Homo sapiens в виде различного рода строительных объектов или селекционных пород растений и животных (как домашних, так и сельскохозяйственных). Они состоят из живых биологических организмов, получены искусственным путем и предусматривают человеческое и/или технологическое вмешательство в процесс их создания или последующего жизнеобеспечения. Сегодня для создания "полуживых" существ уже используются живые ткани сложных организмов. Данная статья рассмотрит ранние примеры "полуживого", поднимет (но не решит) некоторые из концептуальных проблем, возникающих в тех случаях, когда один биологический вид манипулирует остальными живыми участниками экосистемы, и опишет процесс, посредством которого создаются "полуживые" скульптуры.

Данная электронная версия книги "Биомедиале. Современное общество и геномная культура" не полна. Текст без пропусков может быть приобретен в печатной форме в виде антологии. Запрос направлять по адресу: 236000, Россия, г. Калининград, ул. К.Маркса, 18, по телефонам: Калининград (0112)216251, Санкт-Петербург (812)3885881, Москва (095)2867666. Электронный магазин: http://www.yantskaz.ru, Книга-почтой: тел.(0112)216251, все справки по электронному адресу: bulatov@ncca.koenig.ru. Полная ссылка на данную книгу: "Биомедиале. Современное общество и геномная культура". Составление и общая редакция Дмитрия Булатова. Калининград: КФ ГЦСИ, ФГУИПП «Янтарный сказ», 2004.

Пришло время обсудить перспективы моделирования из живой ткани, ибо нарождающаяся практика тканевого инженеринга несет в себе реальный потенциал для развития того, что мы назвали "полуживыми" объектами.

Части целого, известного как тело, могут существовать и по отдельности
Понимание того, что клетки сложных организмов могут не только жить, но и размножаться вне тела, пришло в 1910 году, когда д-р Алексис Карролл начал проводить эксперименты в технике, которую сам определил как "тканевая культура". Но прошло более восьмидесяти лет, прежде чем стало ясно, что эти клетки можно выращивать в трех измерениях, формируя таким образом функциональную ткань. К этому выводу пришли в своей совместной работе хирург д-р Джозеф Ваканти и материаловед д-р Роберт Лангар. Они создали организм, который использует специально разработанные расщепляемые полимеры в качестве каркаса для развивающейся ткани. Результатом их усилий явился один из наиболее ярких знаковых символов конца двадцатого века - мышь с ухом на спине. Ее фотография облетела весь земной шар. Казалось, в этом образе соединились ужасы и мечты новой биомедицинской эры общества потребления. Многие увидели в нем сюрреалистическую фантазию, материализованную в эстетике ученых и медиков. Изменился бы облик нашей мыши, если бы в проекте участвовал дизайнер/художник? Эта двусмысленная химера - ушастая мышь - многих привела в замешательство, а одним из наиболее распространенных недоразумений, с легкой руки СМИ, стало убеждение, что она - продукт генной инженерии. Вовсе нет! Ухо-то было сделано "вручную" - из расщепляемых полимеров, а затем засеяно клетками хряща человека и вшито под кожу бесшерстной мыши. Мышь играла роль живого биореактора, обеспечивающего условия, необходимые для роста хрящевых клеток и последующего замещения ими полимерного каркаса. Цель этого эксперимента была доказать, что из хрящевидной ткани можно вырастить сложное по форме образование и сохранить при этом ее способность заменять поврежденные, дефектные либо утраченные части тела. Дальнейшее развитие биореакторов позволило выращивать телесные "запчасти" без посредства мыши в качестве суррогатного тела, открыв тем самым перспективу создания "полуживых" тканевых существ.
Тканевый инженеринг, сформировавшийся, как уже было сказано, в рамках биомедицинских исследований, совершил переворот в лечении целого ряда заболеваний, травм и физических недостатков. Тело стали рассматривать как регенеративный организм, который можно исцелить с помощью его же собственных фрагментов (клеток, тканей), вынесенных вовне, излеченных, соответствующим образом обработанных и реимплантированных обратно. Одновременно тканевый инженеринг сделал возможным ращение и длительное поддержание жизни функциональной ткани вне тела и привел к появлению формы жизни, никогда не существовавшей в природе, - имеются ввиду части сложных организмов, созданные и выращенные независимо от их материнского тела. В отличие от организмов, измененных генетическим путем, "полуживые" тканевые существа таят в себе гораздо меньшую опасность для экосистемы (они не способны ни убежать, ни выжить без участия человека), но зато - куда более серьезный вызов западным представлениям о самости, теле, жизни и смерти.




Группа "SymbioticA". "Крылья свиньи - вариант птерозавра", 2001-2002 гг. Стволовые клетки костного мозга свиньи, выращенные на биоразлагаемых / биорассасывающихся полимерах по форме крыльев птерозавра.

Предшественники "полуживых" существ
В определенном смысле одним из предшественников "полуживых" существ, как это ни странно покажется на первый взгляд, можно назвать обыкновенный "стенной" плющ, а точнее - некий "симбиоз" плюща и стены. Стена (конструкция) и плющ (живая ткань) скомбинированы волею садовника (вмешательство человека). Помимо очевидных эстетических свойств этот плюще-стенной гибрид вполне функционален: его можно использовать в качестве изолятора и воздушного фильтра. Чаще всего подобные "помеси" культивируются с применением технологий подрезки, полива и удобрения почвы. (Плющ, оставленный без присмотра, может "разрастись" за рамки концептуального определения "полуживого". Он также может перерасти то назначение, какое ему положил человек, и стать обыкновенным сорняком.) Идея использования живых растительных тканей для нужд человека получила широкое распространение. Типичный тому пример - цветы (напомним - органы размножения растений), стоящие в вазе. В своей остроумной статье "Kitsch Ornamental Plants" (1997) Джордж Гессерт, художник, занимающийся разведением растений в пику коммерческой выгоде, размышляет: поскольку растения не сознают, "растениеводам предоставлена такая свобода действий, которая животноводам и не снилась" (стр. 45). И далее: "…растения нам родня. С ними нельзя перекинуться словом, однако способы нашего взаимодействия безграничны. Благодаря нам они развиваются в род зеркал… отражающих наши мысли и чаяния, и придают форму нам самим" (стр. 51). Растения для Гессерта - живой материал, с помощью и на языке которого мы выражаем свои пристрастия, внимание и любовь. Восприятие, идеология, системы ценностей радикально меняются с каждым шагом, который приближает нас к пониманию того, что мы как биологический вид собой представляем.

"Полуживые" скульптуры
Иногда наши занятия тканевыми культурами мы называем "продвинутым" садоводством. "Tissue Culture & Art Project", начавшись в 1996 году, продолжается как научное исследование в области применения тканевых технологий для создания "полуживых" скульптур. Мы придаем конструкции из биорасщепляемых/биоабсорбируемых полимеров определенную форму и засеваем ее живыми клетками сложных организмов. "По сути, функционально новая живая ткань формируется из живых клеток, которые присоединены тем или иным способом к матрице или каркасу, направляющим развитие ткани" (Лангар и Ваканти, 1997). На этапе, пока "полуживые" скульптуры погружены в питательную среду, для них необходимо поддерживать стерильные инкубационные условия. Мы относимся к нашим "полуживым" скульптурам как к эвокативным объектам, т.е. объектам, способным вызывать в человеке эстетическое переживание. Эти существа могут выжить лишь при надлежащем уходе за ними. Желая выставить их живьем в галерее, мы должны позаботиться о специальной лаборатории, где можно было бы ежедневно их подкармливать. В последний раз мы разыграли "Ритуал Умерщвления" в завершение выставки (или, точнее, ее живой компоненты). Ритуал предлагал публике притронуться к "полуживым" существам (и, между прочим, ощутить их ответное прикосновение). Было совершенно очевидно, что человеческое прикосновение убивает их, заражая бактериями и грибками, которые обитают в окружающей среде и на коже человека. Ритуалы убийственного прикосновения - иронический способ предъявить человеку проблемность существования "полуживых" организмов. Эти эвокативные существа обнажают разрыв, с одной стороны которого оказались наши новое знание и способности манипулировать живыми созданиями, а с другой - наши же верования и системы ценностей, совершенно не приспособленные к осознанию проблем эпистемологического, этического и психологического порядка, привнесенных в этот мир феноменом "полуживого". "Полуживые" существа выставляют напоказ наше лицемерие в отношениях с живой природой и в использовании живых организмов в собственных целях.

Выращивание "полуживых" скульптур
Процесс создания тканевой скульптуры начинается с получения необходимых клеток или ткани. Для этого есть два источника: клеточные линии [1] и первичная ткань. Клеточные линии - это либо злокачественные клетки, либо клетки, которые подверглись воздействию вирусов, вызывающих их необоснованный рост в данной культуре. Клеточные линии можно заказать в банках клеток и тканей практически в любой точке земного шара.

Данная электронная версия книги "Биомедиале. Современное общество и геномная культура" не полна. Текст без пропусков может быть приобретен в печатной форме в виде антологии. Запрос направлять по адресу: 236000, Россия, г. Калининград, ул. К.Маркса, 18, по телефонам: Калининград (0112)216251, Санкт-Петербург (812)3885881, Москва (095)2867666. Электронный магазин: http://www.yantskaz.ru, Книга-почтой: тел.(0112)216251, все справки по электронному адресу: bulatov@ncca.koenig.ru. Полная ссылка на данную книгу: "Биомедиале. Современное общество и геномная культура". Составление и общая редакция Дмитрия Булатова. Калининград: КФ ГЦСИ, ФГУИПП «Янтарный сказ», 2004.

На сегодняшний день мы уже вырастили таким образом эпителиальную (кожную) ткань кролика, крысы и мыши, соединительную ткань мыши, крысы и свиньи, мышечную ткань крысы, овцы и серебряного карася, костную и хрящевидную ткани свиньи, крысы и овцы, мезенхиму (стволовые клетки костного мозга) свиньи и нейроны серебряного карася. Кроме того, мы работали с клеточными линиями, взятыми у человека, мыши и крысы.
Биологически совместимыми субстратами, из которых строился трехмерный каркас, были: стекло, гидрогели (P(HEMA), коллаген), биорасщепляемые/биоабсорбируемые полимеры (полиглюконовая кислота (PGA), PLGA, P4HB) и кетгут. [2] Сейчас мы пытаемся вырастить ткань на эндоскелетах [3] кораллов и каракатицы. Мы использовали различные питательные среды (соответственно типу клеток) и экспериментировали с концентрацией сыворотки, антибиотиков и факторов роста. Каркасы изготавливали вручную, выдували, отливали, получали методом трехмерной печати CAD-файлов (с использованием скоростной прототипии CAD/CAM [4], фрезерных станков (управляемых компьютером) и стереолитографии). Соответственно, каркас у нас принимал самые разные формы - от технологических артефактов (шестеренок, хирургических инструментов, орудий труда каменного века) до культурных артефактов, изделий стеклянного литья и частей тела мифологических существ (так у свиньи появились крылья).
"Полуживые" скульптуры, получавшиеся в итоге, обеспечивались всем необходимым для жизни и роста в биореакторах - устройствах, предназначенных для выращивания и поддержания жизни клеток и тканей вне их естественной среды. В них эмулируются условия, характерные для того тела, из которого взяты эти клетки и ткани. Основными функциями биореактора являются: снабжение питательными веществами и другими биологическими агентами, удаление отходов жизнедеятельности, непрерывное поддержание гомеостаза [5] (включая температуру, уровень Ph, концентрацию растворенного газа) и в довершение всего - обеспечение стерильных условий (защита содержимого от воздействия микробов). В тканевом инженеринге биореакторы также применяются для того, чтобы: лучше присоединить клетки к каркасу/субстрату, поддержать процесс трехмерного формирования ткани (например, обеспечивая условия микрогравитации), контролировать поступление биологических агентов (таких как факторы роста и ингибиторы), создать необходимое давление на определенные виды ткани (например, пульсирующий поток - для образования кровеносных сосудов (Николсон, Эббот, Хирши, Хаузер, Марини и Лангар, 1999, стр.489-493) или направленное давление - для выравнивания мышечных волокон). При этом важно, что оператор может в любой момент изменить заданные установки (Фрид и Вуньяк-Новакович, 1999, стр.143-154).


Группа "SymbioticA". "Крылья свиньи". Фрагмент проекта, осуществленного в рамках Биеннале искусств Австралии в Аделаиде, Художественная галерея Южной Австралии, 2002 г. Изображение является собственностью коллективного проекта "Культура и искусство ткани".

Главное препятствие для получения тканевых скульптур большого размера заключается в отсутствии внутренней системы кровеносных сосудов и капилляров, без которых невозможно доставлять к клеткам питательные вещества с прочими агентами и выводить вредные отходы. Одной лишь диффузией не поддержишь жизнь в толстых тканевых образованиях. С той же проблемой столкнулись тканевые инженеры, работающие над производством сложных органов для трансплантации. Лаборатория тканевого инженеринга и изготовления органов Массачусетского госпиталя при Гарвардской Школе медицины в Бостоне (в 2000-2001 годах мы были там членами научного совета) ищет пути преодоления этого препятствия. Чтобы соорудить каркас или лекало - шаблон для капиллярной системы - в лаборатории применяют техники, позаимствованные из производства биологических микрочипов, и трехмерную печать высокого разрешения. Получив искусственную капиллярную систему, можно было бы вырастить скульптуры такого размера, при котором их контакт со зрителем будет более непосредственным. Кроме того, искусственная кровеносная система облегчила бы создание живого щита для наших скульптур - кожи, которая укрыла бы их от вредных воздействий извне. Тогда мы сможем извлечь скульптуры из-под колпака и усилить наше взаимодействие тактильным элементом.




Группа "SymbioticA". "Крылья свиньи". Фрагмент проекта, осуществленного в рамках Биеннале искусств Австралии в Аделаиде, Художественная галерея Южной Австралии, 2002 г.

Другой объект наших исследований - мышечная ткань, имея которую, скульптуры могли бы двигаться. Клетки скелетной мускулатуры (миобласты [6]) - иногда в них видят источник мышечных клеток - мы изолируем, культивируем и разводим до количества, необходимого для присоединения к каркасу. Затем в силу определенных изменений в среде, где растут эти клетки, и процесса дифференцировки они преобразуются в мультинуклидные миотубы [7] (мышечные волокна), которые начинают произвольным образом сокращаться. До этой стадии мы благополучно дошли - и теперь думаем, как бы гармонизировать их сокращения электрическими импульсами. Но здесь, опять же, все упирается в капиллярную систему: чтобы добиться различимого глазом движения, необходимо удовлетворять постоянный энергетический аппетит кислородом и питательными веществами.
Пока мы не получим такую систему - а это, судя по всему, произойдет еще не скоро, - наши мысли будут заняты разработкой биореактора для долгосрочных инсталляций. Кстати говоря, в контексте нашего проекта биореактор следует воспринимать не просто как инструмент, но уже как художественный объект. Концептуально он (вкупе с растущими в нем "полуживыми" скульптурами) являет собой искусственную энергию, жизнь дающую и сохраняющую.

Технология имитирует жизнь
Пес по кличке AIBO, "умная" игрушка фирмы "SONY", не содержит ни частицы живого материала и все же создает иллюзию жизни. Эта электронная машинка снабжена искусственным интеллектом. AIBO может быть так же предан вам, как сторожевой пес. Даже больше: ведь он никогда не умрет, а если сломается, его починят. Он выглядит и ведет себя как живое и даже где-то разумное существо. Шерри Тэкл (1984) называет компьютеры и "умные" игрушки эвокативными объектами, обостряющими наше восприятие. Психологические отношения, в которые ребенок вступает с "умной" игрушкой, исподволь обращают его внимание на фундаментальные вопросы "что такое жизнь?" и "что есть живое?". "Полуживые" объекты, содержащие живые элементы, тоже ставят перед нами эпистемологические и психологические вопросы о жизни, но - о жизни в ее физическом воплощении. В каком количестве и какого рода живой материал необходим для того, чтобы сделать объект живым и/или разумным? Уступает ли в разумности растительная ткань ткани более сложных организмов? Есть ли разница между эпидермисом или мышечной тканью, способной сокращаться in vitro в реальном времени, и нервными клетками, которые, как принято считать, формируют "Я" человека? Будет ли AIBO более живым, если покрыть его живой шерстью? А если к его микросхемам добавить нейроны крысы?




Группа "SymbioticA". "Крылья свиньи". Фрагмент проекта, осуществленного в рамках Биеннале искусств Австралии в Аделаиде, Художественная галерея Южной Австралии, 2002 г.

Живые компоненты на службе электроники
Биологическая электроника, интеграция нервных клеток и компьютерной техники, пока что находится в зародышевом состоянии, но в будущем ее значение бесконечно велико. Уже замечено, что "полуживой" компьютер обладает интуицией и задания выполняет творчески. Работающий на нейронах пиявок компьютер умеет решать несложные арифметические задачи. Сотрудники Технологического института штата Джорджии характеризуют его как устройство, "способное 'думать само за себя' благодаря тому, что нейроны пиявок самостоятельно устанавливают связи между собой. Обычный же компьютер "на силиконе" действует исключительно по указке программиста..." (BBC News, 2-е июня 1999 г.)

Данная электронная версия книги "Биомедиале. Современное общество и геномная культура" не полна. Текст без пропусков может быть приобретен в печатной форме в виде антологии. Запрос направлять по адресу: 236000, Россия, г. Калининград, ул. К.Маркса, 18, по телефонам: Калининград (0112)216251, Санкт-Петербург (812)3885881, Москва (095)2867666. Электронный магазин: http://www.yantskaz.ru, Книга-почтой: тел.(0112)216251, все справки по электронному адресу: bulatov@ncca.koenig.ru. Полная ссылка на данную книгу: "Биомедиале. Современное общество и геномная культура". Составление и общая редакция Дмитрия Булатова. Калининград: КФ ГЦСИ, ФГУИПП «Янтарный сказ», 2004.

С помощью таких неинвазивных [8] электродов можно записывать сигналы культивированных нейронов и воздействовать на них в течение нескольких дней, а то и недель. Нервная активность культивированных нами нейронов через специальную программу сообщалась механической руке, которая в итоге рисовала картины. Нас интересовал вопрос, можно ли будет назвать такое эмерджентное поведение креативным? В позднейшем воплощении проекта "MEART" (на выставке "Biofeel" в Пертском Институте современного искусства) мы фотографировали посетителей и использовали их портреты в качестве информационной основы для возбуждения нейронов. Изображения сжимались до размера 60 пикселей, по числу электродов в матрице; уровень активности в этих очагах культуры и определял направление движений руки. Использование нейронных культур, воспринимающих и посылающих импульсы, крайне значимо в контексте изучения "полуживых" творческих существ. Плохое обращение с организмами, имеющими центральную нервную систему, в нашем обществе расценивается как зло; однако такое же обращение с организмами без ЦНС никого не волнует. Более того, теперь мы убеждены, что сознание и самосознание - это свойства нейронов. Но, в таком случае, что происходит, когда мы вынимаем нейроны из организма, культивируем их и наблюдаем их ответную реакцию на наше раздражение? И сколько нейронов мы должны культивировать, чтобы получилось мыслящее и сознающее "полуживое" существо?






Группа "SymbioticA", лаборатория Стива Поттера. "Самоискусство - полуживой художник". Фрагмент проекта, осуществленного в рамках фестиваля Ars Electronica, Линц, 2001 г. Художники культивировали корковые нейроны эмбриона крысы (wetware) на мультиэлектродной матрице. Нервная активность этих нейронов через специальную программу TCP/IP (software) сообщалась механической руке (hardware), которая в итоге рисовала картины.

Заключение
Новый класс объектов/существ, расположенных на некой несуществующей ветви психологических дихотомий, которые отражают наши представления о жизни, возможно, станет все более и более заметным - по мере того, как мы будем совершенствоваться в манипулировании жизнью. Поскольку эти создания будут в разной степени живыми и разумными, у нас сложатся качественно новые отношения с нашими объектами, окружающей средой и жизнью вообще. Части наших тел смогут существовать вне нас - самостоятельно и автономно (сейчас это касается только их небольших фрагментов). Как мы будем к ним относиться? С заботой или пренебрежением? Какое место в этой жизни займут "полуживые" объекты и как это повлияет на наши системы ценностей применительно к живым организмам, включая наши собственные тела (здоровые и больные) и понятие о "я"?
Наши "полуживые" состоят из искусственных элементов и живых фрагментов одного или нескольких органов. Такие комбинированные существа, в которых поддерживается жизнь, могут стать для нас подобием естественных компаньонов, машинами либо даже зданиями, на что обратил внимание Крюгер (1999): "Используя каркасы, можно возводить биологические компоненты в соответствии с архитектурными законами" (стр. 234).
Современная биология продвигает человека все дальше по пути развития новых форм жизни и создания "полуживых" существ. Мы - практики биоарта, применяющие тканевые технологии для ваяния "полуживых" скульптур, и мы в полной мере осознаем, что их жизнь и благополучие целиком зависят от нашей заботы о них. Мы хотим сформулировать наиболее общие вопросы о нравственных границах, в которых человеку допустимо манипулировать живыми биологическими организмами. Может быть, именно соседство с "полуживыми" сделает наше общество более внимательным? Или все же впереди нас ждут новые формы воплощения жизни?

Перевод с английского Сергея Михайлова.

Библиографию статьи см. в английской версии. (Прим. ред.)

Примечания:
[1]. Клеточная линия - в культуре ткани - клетки исходной культуры, растущие в первой или последующих пересеянных культурах.
[2]. Кетгут - нити, вырабатываемые из кишок мелкого рогатого скота; хирургический шовный материал.
[3]. Эндоскелет - собственно костный скелет организма.
[4]. "CAD/CAM" - аналог русскоязычной аббревиатуры "САПР/ГАП" - автоматизированное проектирование/гибкое автоматизированное производство.
[5]. Гомеостаз - относительное динамическое постоянство состава и свойств внутренней среды и устойчивость основных физиологических функций организма человека, животных и растений.
[6]. Миобласты - клетки, служащие в организме в качестве источника мышечных волокон. После деления миобласта одна из дочерних клеток остается стволовой, другая участвует в образовании скелетных мышц.
[7]. Миотуба ("мышечная трубочка") - симпластическое образование с цепочкой ядер.
[8]. Инвазивный - включающий в себя такие методы, как прокол, разрез или проникновение внутрь организма.




НА ГЛАВНУЮ    ENGLISH

Как заказать эту книгу

ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ

СОДЕРЖАНИЕ:

I. МАСТЕРСКАЯ: наука и технологии

Светлана Боринская. Геномика и биотехнология: наука начала третьего тысячелетия.

Михаил Гельфанд. Вычислительная геномика: от пробирки к компьютеру и обратно.

Ирина Григорян, Всеволод Макеев. Биочипы как пример индустриальной биологии.

Валерий Шумаков, Александр Тоневицкий. Ксенотрансплантация: научные и этические проблемы.

Абрам Йойрыш. Правовые аспекты генной инженерии.

Павел Тищенко. Геномика: новый тип науки в новой культурной ситуации.
II. ФОРУМ: общество и геномная культура

Юджин Такер. Комната ожидания Дарвина.

Critical Art Ensemble. Биотехнология в общественном сознании: время обещаний.

SubRosa. Секс и гендер в век биотехнологий.

Рикардо Домингес. Неизбежность торжества нанотехнологий 3.0: фрагменты постбиотехнологической эры.

Биргит Рихард. Клоны и двойники. Тиражирование и воспроизведение "я" в кинообразах.

Свен Дрюль. Филогенез химер: от античности до наших дней.
III. ТОПОЛОГИЯ: от биополитики до биоэстетики

Борис Гройс. Искусство в эпоху биополитики.

Стивен Уилсон. Искусство и наука как культурные действия.

Мелентий Пандиловски. О феноменологии сознания, технологии и генетической культуре.

Рой Эскотт. Интерактивное искусство: на пороге постбиологической культуры.
IV. КОД ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ: искусственная жизнь

Марк Бедо. Исследование гипертворчества человека с помощью технологии искусственной жизни.

Луи Бек. Искусственная жизнь под напряжением.

Алан Дорин. Виртуальные животные в виртуальных средах.

Криста Зоммерер, Лоран Миньоно. Использование принципов искусственной жизни в интерактивных компьютерных инсталляциях.
V. ТЕАТР НОВОГО ВРЕМЕНИ: ars genetica

Джордж Гессерт. История искусства с привлечением ДНК.

Кетлин Роджерс. Образ материи.

Брендон Балланже. Источники искусственного отбора.

Марта ди Минизиш. Лаборатория как мастерская художника.

Адам Заретски. Зоо-арт ломовой лошади и экзамен по биоэтике.
VI. ТЕХНОЛОГИЯ ОБРАЗА: ars chimaera

Джо Дэвис. Монстры, карты, сигналы и коды.

Дэвид Кремерс. Парадокс Дельбрюка. Версия 3.

Эдуардо Кац. Зеленый флуоресцирующий кролик.

Дмитрий Булатов. Искусство химер.

Валерий Подорога. Рене Декарт и Ars Chimaera.
VII. МЕТАБОЛА: искусство и культура ткани

Йонат Цурр. Усложненные понятия о жизни: "полуживые" существа.

Орон Каттс. Фрагменты конструирования жизни - влажная палитра тканевой инженерии.
VIII. P.S.

Дмитрий Пригов. Мы о том, чего сказать нельзя.

Галерея влажного искусства

Биографии

Библиография

Веблиография

Глоссарий


© кф гцси. евгений паламарчук | Jaybe.ru