Брендон Балланже ::: Биография

ИСТОЧНИКИ ИСКУССТВЕННОГО ОТБОРА

Наши взаимоотношения с растениями и животными развивались в течение тысяч поколений нашего сосуществования. Со временем одомашнивание тех и других привело к созданию новых форм жизни - либо под непосредственным воздействием человека, либо в результате искусственного отбора. Успехи в понимании законов наследственности, а позже - достижения генетики позволили вывести процесс создания живых существ на художественный уровень. Исследования показывают, что приручение животных началось примерно 10000 -15000 лет назад. [1] Существует даже доказательство того, что оно могло начаться еще раньше: археологи обнаружили, как они считают, окаменелые экскременты собаки в поселениях, относящихся к граветтийской культуре в Европе. [2] Эта культура зародилась по крайней мере 35000 лет назад, а возможно - и 60000 лет назад. Неизвестно, какую роль играли первые домашние собаки в жизни наших предков в эпоху палеолита, но можно предположить, что они не только стали спутниками человека, но также обеспечили выполнение некоторых утилитарных функций, например, защиту и помощь в охоте.

Данная электронная версия книги "Биомедиале. Современное общество и геномная культура" не полна. Текст без пропусков может быть приобретен в печатной форме в виде антологии. Запрос направлять по адресу: 236000, Россия, г. Калининград, ул. К.Маркса, 18, по телефонам: Калининград (0112)216251, Санкт-Петербург (812)3885881, Москва (095)2867666. Электронный магазин: http://www.yantskaz.ru, Книга-почтой: тел.(0112)216251, все справки по электронному адресу: bulatov@ncca.koenig.ru. Полная ссылка на данную книгу: "Биомедиале. Современное общество и геномная культура". Составление и общая редакция Дмитрия Булатова. Калининград: КФ ГЦСИ, ФГУИПП «Янтарный сказ», 2004.

Ритуальные и магические птицы
Гуси, голуби и другие домашние птицы могли являться источником жизненно необходимого белка, играть важную роль в ритуальных церемониях и даже выполнять декоративную функцию в жизни древнего человека. Художник Джордж Гессерт в статье "История искусства с привлечением ДНК" приводит примеры растений и животных, которых человек разводил из-за того, что они имели определенный цвет или обладали магическими свойствами. [5] Карл Зауэр в книге "Семена, лопаты, очаг и стада" высказывает предположение о том, что первые одомашненные куры имели редкий цвет костей - черный, поэтому они использовались во время ритуальных церемоний. [6] Неизвестно, претерпели ли эти птицы какие-либо иные изменения в ходе приручения, кроме изменения поведения. Скорее всего, именно птицы первыми испытали на себе селективное давление человека, связанное с эстетическими требованиями.
При раскопках некоторых из древнейших городов-государств были обнаружены художественные изображения одомашненных птиц. Глиняные фигурки птиц, похожих на голубей, найдены в полисах Мохенджо-Даро и Хараппа*, которые возникли примерно между 3300 и 2500 г.г. до нашей эры. [7] Приблизительно с 2800 года до нашей эры рисунки с изображением домашних гусей встречаются в египетских гробницах. [8] Доподлинно неизвестно, какова была роль гусей - возможно, они имели хозяйственное значение, или являлись священными животными, или выполняли декоративную функцию. Неизвестно также, подвергались ли они отбору с целью получения физических изменений. Во всяком случае, вполне вероятно, что человек, который достаточно хорошо изучил анатомическое строение птицы, чтобы детально вылепить ее фигурку или довольно точно изобразить ее, не мог не заметить физических изменений в последующих поколениях птицы.




Согласно легенде, предком всех пород сегодняшнего цветного карпа-кои (на фото) был Магой (или черный карп).

Животные для развлечения
Животные, которых для забавы держали императоры и аристократы, послужили основой для создания первых зверинцев. В Ассирии, Вавилоне, Китае, Египте, Греции и многих других государствах собирали и разводили множество видов экзотических и прирученных животных. Наши предки, должно быть, замечали у них физические мутации. Эти физические или эстетические изменения могли пробудить их интерес и подтолкнуть их тому, чтобы попытаться самим заняться отбором. Вот что пишет Дарвин о селекционерах своего времени: "Итак, если человек начинает заниматься отбором по какому-то определенному признаку, усиливая его, он почти наверняка невольно изменит и иные части организма". [9] Из любознательности человек начал отбирать животных с индивидуальными особенностями или определенными ярковыраженными изменениями, полностью еще не осознавая, какие последствия это будет иметь со временем для всего вида. Это означает, что с самого начала одомашнивания животных мы изменяли их согласно нашим эстетическим пристрастиям.

Данная электронная версия книги "Биомедиале. Современное общество и геномная культура" не полна. Текст без пропусков может быть приобретен в печатной форме в виде антологии. Запрос направлять по адресу: 236000, Россия, г. Калининград, ул. К.Маркса, 18, по телефонам: Калининград (0112)216251, Санкт-Петербург (812)3885881, Москва (095)2867666. Электронный магазин: http://www.yantskaz.ru, Книга-почтой: тел.(0112)216251, все справки по электронному адресу: bulatov@ncca.koenig.ru. Полная ссылка на данную книгу: "Биомедиале. Современное общество и геномная культура". Составление и общая редакция Дмитрия Булатова. Калининград: КФ ГЦСИ, ФГУИПП «Янтарный сказ», 2004.



Горная уэльская овца. Одна из многочисленных пород, с которой экспериментировал сэр Роберт Блэйкуэлл. Фото Б. Балланже, Обан, Шотландия, 2002 г.

Любопытство и необходимость
В течение всего периода Ренессанса наблюдался интерес среднего класса к экзотическим и невиданным ранее животным, которых привозили из дальних стран, однако до настоящего времени дошли лишь редкие свидетельства того, что разведением таких животных кто-либо занимался целенаправленно. К викторианской эпохе разведение новых пород животных стало целым направлением. [12] В 1740-х годах сэр Роберт Блэйкуэлл приступил к "улучшению" овец и с помощью селекции вывел новую породу, которая позволяла начинать продажу шерсти на год раньше, чем у других пород. [13] Задолго до того, как Грегор Мендель открыл основные принципы генетической наследственности, Блэйкуэлл обнаружил, хотя до конца так и не понял, таинственный механизм передачи наследственного материала от родителей к детям. Блэйкуэлл по праву считается отцом животноводства, ведь именно он впервые использовал инбридинг (родственное скрещивание) и интенсивную селекцию для получения нужных ему видов животных.
Учитывая потребности растущего населения городов, Блэйкуэлл добивался того, что его "улучшенные" животные достигали более крупных размеров и росли быстрее, чем другие породы, а его методика в сочетании с появившимися позже идеями сэра Френсиса Гальтона относительно "количественной вариативности" заложили основу для революционного скачка в сельском хозяйстве. [14] Публикация племенных книг открыла новую страницу в практике разведения животных, ведь теперь этими новыми методами могли воспользоваться и многие другие. Вскоре для сохранения чистоты породы и продвижения производителей возникли общества по разведению животных. Широко распространился отбор по потомству, причем данные о наследственности стали тщательно регистрироваться. Наличие жесткого контроля за программами разведения животных обеспечило оптимальное использование физического изменения породы при заданных репродуктивных ограничениях. Стало возможным системное приспосабливание породы животных к хозяйственным, спортивным, эмоциональным, эстетическим и другим потребностям человека. [15]
Что касается этических и моральных принципов этой новой технологии, то они были заложены несколькими столетиями ранее доминирующей иудейско-христианской религией. В книге Бытия бог отдает землю и всех ее обитателей на откуп** человеческому роду. К началу XVII века Фрэнсис Бэкон в своих философских трудах еще больше увеличил пропасть между человеком и миром природы. В трактате "Новый Органон, или Истинные указания для истолкования природы" (Novum Organum) Бэкон провозглашает: "Я прихожу к истинному убеждению, что Природа и ее дети должны служить вам и быть вашими рабами". [16]
Еще более смелые идеи содержатся во многих трудах Рене Декарта. Создается впечатление, что Декарт не мог успокоиться, пока человек не был полностью отделен от природы. Он считал, что только человек создан по образу и подобию бога и потому изначально обладает превосходством над всеми остальными созданиями природы. [17] "Я мыслю - следовательно, существую", заявляет рьяный проповедник картезианской модели мира. У других живых существ нет души, и созданы они лишь для того, чтобы их использовал человек. Далее он развивает эту теорию "господина-раба" положением о том, что хотя животные и способны двигаться и вести себя определенным образом, делают они это механически, как часы или несложные машины. Декарт смотрел на живые существа как на механические игрушки того времени, с той лишь разницей, что эти более сложные игрушки создал сам бог. Животные не способны чувствовать боль или эмоции, они - всего лишь пища, которую мы можем использовать по собственному усмотрению. Этот раздел между человеком и природой получил свое отражение в большей части произведений искусства того времени. Поскольку человек считался вершиной творения бога, а искусство было творением человека, то искусство в подавляющей своей части отражало религиозную доктрину и пропаганду.






Бетти Бомон. "Проект разметки океана", 1980 г. Проект осуществлен в акваtории Огненного острова (атлантическое побережье США). В своей работе Бетти Бомон воспользовалась прессованными кирпичами из угольной золы для создания искусственного рифа для морских обитателей.

Против Великого раздела
Дихотомия таких антропоцентристских убеждений будет впоследствии частично сбалансирована вкладом Дарвина, который предложил идею биологического единства. Согласно его теории, мир и населяющие его существа, включая и человека, формировались в течение миллионов лет под селективным давлением окружающей среды. Имеющийся генетический спектр отражает извечный конфликт между способностью вида к адаптации и постоянно меняющимся миром природы. Дарвин размышлял и над влиянием человека на домашних животных. Он провел множество экспериментов над несколькими породами голубей, записывая каждый раз, какие вариации образуются путем искусственного отбора. Вот что он пишет по этому поводу: "Обычно животноводы говорят об организме животных, как о чем-то вполне пластичном, что поддается моделированию почти без ограничений". [18] Гессерт цитирует несколько источников XIX века, в которых содержится описание декоративных растений, выращенных уже как произведения искусства. Гессерт считает, что "именно благодаря вкладу Дарвина жизнь была возвращена в область искусства. С опубликованием "Происхождения видов" библейские описания жизни утратили свое господство над западной культурой, а живые существа приобрели ту пластичность, какой обладают краски и глина". [19]

Данная электронная версия книги "Биомедиале. Современное общество и геномная культура" не полна. Текст без пропусков может быть приобретен в печатной форме в виде антологии. Запрос направлять по адресу: 236000, Россия, г. Калининград, ул. К.Маркса, 18, по телефонам: Калининград (0112)216251, Санкт-Петербург (812)3885881, Москва (095)2867666. Электронный магазин: http://www.yantskaz.ru, Книга-почтой: тел.(0112)216251, все справки по электронному адресу: bulatov@ncca.koenig.ru. Полная ссылка на данную книгу: "Биомедиале. Современное общество и геномная культура". Составление и общая редакция Дмитрия Булатова. Калининград: КФ ГЦСИ, ФГУИПП «Янтарный сказ», 2004.

Элен и Ньютон Харрисоны подготовили ряд проектов по изучению экологических процессов, возможностей биозащиты окружающей среды и технологий устойчивого развития. Многие их проекты учитывают генетический аспект, хотя он не так явно выражен. В рамках фундаментального проекта "Цикл лагуны" художники отправились на остров Шри-Ланка, чтобы изучить там съедобного краба Scylla serrata. Вернувшись в Соединенные Штаты, творческая группа стала работать над созданием такой водной среды для проживания краба, которая позволяла бы выставлять его в художественных галереях. В ходе экспериментов был разработан метод, позволяющий разводить краба в неволе, чего раньше никому не удавалось. В дальнейших планах Харрисонов, пока не получивших реализации, - разведение крабов в заливе Сан-Франциско в качестве возобновляемого источника пищи. [25]


Элен и Ньютон Харрисоны. "Цикл Лагуны" (начат в 1972 г.). В ходе проекта был разработан метод, позволяющий разводить съедобного краба Scylla serrata в неволе, чего раньше никому не удавалось

Многие другие проекты с экологической направленностью также включают, хотя специально и не подчеркивают, элементы генетики. В проекте "Возрожденное поле" - экореставрации свалки токсичных отходов - Мэл Чин использовал специально выведенную группу растений, получивших название "гипераккумуляторов" за то, что они способны в процессе роста извлекать из почвы различные соединения тяжелых металлов. [26] Проект Алана Зонфиста "Пейзаж во времени: деревушка Гринвич" ставит своей целью воссоздание природной экосистемы, которая существовала в штате Нью-Йорк до прибытия туда переселенцев из Европы. При содействии многих ученых и Департамента парков Нью-Йорка, Зонфист осуществил посадку растений, которые когда-то произрастали в этом городе. Эти уголки живой природы, воссозданные в городской среде, стали местом обитания многочисленных видов животных. [27]
Генетические факторы предусматриваются в той или иной степени практически во всех проектах, связанных с биозащитой и регенерацией почвы. Тим Коллинз, Рейко Гото и Боб Бинэм в проекте "На девять миль" превратили бывшую свалку промышленных отходов в большой городской парк. [28] Авива Рахмани в течение почти десятка лет работала над восстановлением нарушенной экосистемы острова в проекте "Призрачные сети". [29] Агнес Денес при содействии Правительства Финляндии стремится создать "Гору деревьев - живую Капсулу времени". Эта монументальная работа предусматривает превращение гравийного карьера в лесную зону. Для этого десять тысяч человек за 400 лет должны посадить десять тысяч деревьев. Создание такого зеленого массива не только поможет очистить воздух, но также обеспечит здоровую среду обитания для животных. [30] В работе "Проект разметки океана" Бетти Бомон воспользовалась прессованными кирпичами из угольной золы для создания искусственного рифа для морских обитателей. [31] Патриция Йохансон спроектировала и создала несколько экологических парков на некогда заброшенных землях. Аналогичным образом Нэнси Холт в течение десяти лет работала над превращением в парк одной из мусорных свалок в штате Нью-Джерси. [32] Работы Питера Ричардса, группы AMD&ART, Джекки Брукнер и многих других художников также ставили перед собой экологически направленные задачи, включая в их решение элементы генетики, но пока не делали ее ключевым аспектом своих произведений.




Вверху: Брэндон Балленже. Проект возрождения карликовой африканской когтистой лягушки Hymenochirus Curtipes посредством метода обратной селекции, в работе c 1999 г.
Внизу: Полосатый данио / Brachydanio nigrofasciatus. Фото Б. Балланже, Нью-Йорк, 2002 г.


Эксперименты с выведением животных как форма искусства
В работе 1993 года "Инкубаторы А-Я: Усреднение 8 пород" Андреа Циттель не без иронии применила стратегии антиодомашнивания кур в попытке получить их прототип. [33] Для этого Циттель создала конструкции, напоминающие обычные инкубаторы, и спроектировала их таким образом, чтобы вызвать регрессию нескольких домашних пород к их "оригинальному" состоянию. Ее трехъярусная конструкция была снабжена желобами, по которым яйца с верхнего яруса скатывались вниз, смешивались с яйцами среднего яруса и там же проклевывались. Цыплята, полученные из этих "смешанных" яиц, со временем скрещивались с другими породами; появлялись новые яйца, которые скатывались на нижний ярус. Здесь процесс достигал кульминации - рождались еще более смешанные цыплята, более "дикие", чем та порода, с которой начинался эксперимент. В силу того, что автор "Инкубаторов" больше ориентировалась на концептуальные понятия антиутилитаризма и дизайн в духе Руби Голдберг, смотрелись они гораздо лучше, чем производили цыплят.
Еще одна работа Циттель - "Инкубаторы А-Я: Выведенный для полета" - также ставила своей целью получение более "дикого" цыпленка, который мог бы летать. Годы селективного разведения оставили домашним курам короткие, словно подрезанные крылья, неспособные перенести их крупные тушки дальше, чем на несколько десятков сантиметров. В данном случае Циттель отталкивалась от селекционного принципа, основанного на физических возможностях кур: в ее конструкции яйца попадали на разную высоту. Чтобы забраться на насест, курам приходилось взлетать. Яйца от кур, которые не способны были долететь до гнезда, не участвовали в дальнейшей селекции. Инкубаторы были выставлены в витрине Нового Музея Искусства в Нью-Йорке, и прохожие могли своими глазами наблюдать этот процесс обратной эволюции.
Кристофер Эбенер и Ули Уинтерс совместно работали над выведением мышей, способных парализовать работу компьютерных сетей. [34] Проект получил название "БАЙТ". В нем использовался основанный на поощрении метод тренировки мышей, разработанный Б.Ф.Скиннером. За разрушение электрических кабелей мыши получали корм. Каждую мышку помещали в клетку, через которую был протянут компьютерный провод. Когда она перегрызала его, контрольное устройство автоматически поощряло ее за этот акт разрушения, выдавая корм. Поведение мышей записывалось на пленку для дальнейшего анализа. Во время фестиваля "Ars Electronica" 1989 года зрители могли наблюдать за работой мышей и пытаться анализировать, какие из них лучше всего подходили для дальнейшего отбора. Мыши, которые показывали хорошие результаты, сгрызая больше проводов, скрещивались с другими столь же активными зверьками. Авторы проекта были убеждены, что потомки таких мышей будут иметь бoльшую предрасположенность к перегрызанию проводов, чем предыдущие их поколения.


Кристофер Эбенер и Ули Уинтерс. "Байт", 1989 г. Инсталляция, фестиваль Ars Electronica (Линц, Австрия)


Данная электронная версия книги "Биомедиале. Современное общество и геномная культура" не полна. Текст без пропусков может быть приобретен в печатной форме в виде антологии. Запрос направлять по адресу: 236000, Россия, г. Калининград, ул. К.Маркса, 18, по телефонам: Калининград (0112)216251, Санкт-Петербург (812)3885881, Москва (095)2867666. Электронный магазин: http://www.yantskaz.ru, Книга-почтой: тел.(0112)216251, все справки по электронному адресу: bulatov@ncca.koenig.ru. Полная ссылка на данную книгу: "Биомедиале. Современное общество и геномная культура". Составление и общая редакция Дмитрия Булатова. Калининград: КФ ГЦСИ, ФГУИПП «Янтарный сказ», 2004.

Еремиенко наблюдала разнообразие расцветок и у бабочек монарх семейства данаид. [37] В этом случае художница не просто фиксировала расцветку насекомых - она сама выращивала и скрещивала их. Получив шестое поколение бабочек, Еремиенко зарегистрировала всех женских особей каждого поколения. "Структура этой анимации следующая: мы видим дочь дочери дочери и т.д. Таким образом мы можем наблюдать, что генетическая вариативность и фенотипическая пластичность являются результатом простой, но красивой двухмерной вариации". [38] С помощью жидкокристаллических проекций зритель может любоваться ярко окрашенными образами представленных почти в натуральную величину бабочек, происходящих одна от другой.




Наталья Еремиенко. "Большая анимация божьей коровки", 2000 г. Изображения божьих коровок из архива художника.

С насекомыми работает и художница Тара Галанти. Чтобы преодолеть свой страх перед молью, она начала выращивать 2000 куколок тутового шелкопряда. [39] Со временем страх сменился увлечением, и Галанти начала экспериментировать с куколками, пытаясь вырастить полноценно летающую взрослую бабочку. Шелкопряд подвергается искусственному отбору в течение сотен лет. При производстве шелка выбираются и используются для дальнейшего скрещивания куколки с самыми крупными коконами, т.е. те, которые дадут больше шелка. Личинки, которые не отбираются для дальнейшей селекции, используются в пищу в вареном виде, а из содержимого коконов прядется шелковая нить. Большинство насекомых никогда не достигает зрелости. Считается, что те немногие, которым это удается, за несколько столетий использования человеком уже полностью потеряли способность летать. Для показа своих бабочек Галанти создает конструкции, похожие на цветы, с многоуровневым расположением лепестков-платформ, на которых она размещает женских особей. Мужские особи должны появляться через центральный элемент конструкции. Самки, способные к оплодотворению, выпускают феромоны, стимулируя самцов к полету. Этот проект пока находится на ранней стадии, но тем не менее художнице удалось зарегистрировать одну мужскую особь, которая пролетела расстояние в 4,5 дюйма (11,25 см). Яйца, оплодотворенные этим самцом, отобраны для дальнейшей работы, и Галанти намеревается бережно растить его потомство.


Этапы развития бабочки-монарха семейства данаид.

Начиная с 1996 года я занимаюсь изучением частотности врожденных отклонений и сокращения популяции у земноводных. Мне приходилось много выезжать на экологическую съемку и проводить первичные биологические исследования. Один из долгосрочных проектов, в котором я принимаю участие, подразумевает разведение лягушек семейства гименохирусов (Hymenochirus). Это семейство тропических лягушек водится в Конго (Африка). Когда-то вид Hymenochirus curtipes широко использовался для разведения карликовых декоративных лягушек и лабораторных образцов. Однако, судя по последним публикациям, многообразие животного мира Конго находится под угрозой из-за вырубки лесов с целью сельскохозяйственного использования земель, а также из-за возросшего спроса на тропические породы древесины - в первую очередь, на рынках США и Европы. За последние сорок лет численность этого вида, а возможно и всего семейства гименохирусов, могла резко сократиться, вплоть до полного исчезновения. Политический хаос и гражданские беспорядки в Демократической Республике Конго, бывшем Заире, за последние десять лет серьезно ограничили возможность биологических исследований, а имеющиеся данные по оставшимся видам земноводных в Конго нельзя считать достаточно полными.
В настоящее время я работаю с несколькими подвидами гименохирусов, чтобы методом обратной селекции получить Hymenochirus curtipes. Изучив научную литературу более ранних периодов, я пришел к убеждению, что в природе H. curtipes имели меньшую длину конечностей и значительно отличались от тех одомашненных лабораторных лягушек, с которыми я начинал эксперимент. С помощью процесса, который Дарвин называл регрессией, я скрещивал похожих лягушек, пытаясь добиться описанных в научной литературе физических особенностей. Во время демонстрации проекта в музее или галерее я показывал документальные снимки с пояснительным текстом относительно хода проекта и методов, использованных во время работы. Кроме того, и я считаю это более важным моментом, я демонстрировал несколько поколений гименохирусов. Они-то и являются настоящими произведениями искусства. Каждое поколение стилистически отличается от других поколений, так же как каждая отдельная лягушка уникальна сама по себе, и смотреть на нее следует одновременно как на живое существо и как на творение художника.


Бабочки-монархи семейства данаид.

Вопросы этики и окружающей среды
Теория Дарвина о естественном отборе, безусловно, создала противовес церковной догме XVIII века, но существует точка зрения, согласно которой современные наука и культура все еще находятся под влиянием более раннего материалистического и механистического взгляда на мир. Джим Мэйсон в своем манифесте "Неестественный порядок" строит теорию относительно того, что именно "антиестественные" учения - такие, как учения Бэкона или Декарта, - укоренившиеся в нашей цивилизации, и являются основной причиной того, почему мы так эксплуатировали природные ресурсы и почему мы привели природу к порогу глобальной катастрофы. [40] Мэйсон приравнивает эти неправомерные попытки достичь глобального господства к сексуальным расстройствам, вызванным подавлением природных инстинктов. Далее он приходит к выводу, что для того, чтобы прервать такие саморазрушительные и губительные для сообществ тенденции, человечество должно полностью переоценить свой подход к равенству полов и нашей роли в качестве хранителей нашей маленькой планеты. Мэйсон провозглашает: "Только покончив с господством, мы сможем насладиться чувством глубокого родства с другими живыми существами, которые дадут нам ощущение принадлежности к нашему общему живому миру". [41]




Одна из бабочек тутового шелкопряда. Проект Тары Галанти. Публикуется с разрешения художника.

Известный биолог Эдвард О. Уилсон в книге "Будущее жизни" признает, что мы часто жертвуем природными ресурсами ради достижения краткосрочных целей и получения прибыли. [42] Уилсон приводит перечень тех видов деятельности человека, которые в настоящее время приводят к уничтожению дикой природы, нанося вред планете в ущерб будущим поколениям. Однако, по его мнению, еще не поздно создать действующее равновесие между нашими потребностями и потребностями живого мира планеты. Нам необходимо выровнять рост населения, отвести 50% поверхности Земли под биологические заповедники (что позволит в перспективе обеспечить сохранение генетического разнообразия), и кроме того, необходимо расширить наши глобальные пищевые запасы за счет использования сельскохозяйственных культур и животных. Часть из них имеется в наличии уже сегодня, другие виды растений и животных возможно придется выводить дополнительно. Уилсон считает также, что роль человека на земле - быть ее хранителем, а не господином. Он пишет: "Еще одна явно ощущаемая ценность - это чувство заботы о нашей планете - чувство, которое, вероятно, проистекает из эмоций, запрограммированных в самих генах социального поведения". [43] Если Уилсон прав, полагая, что наш альтруизм по отношению к природе заложен в наших генах, то, возможно, мы для начала должны в течение нескольких поколений заняться селекцией самих себя, чтобы компенсировать тот вред, который мы уже нанесли природе.
Нельзя отрицать, что когда речь идет об искусственном отборе или любом ином воздействии человека на природу, мы не можем избежать определенной доли бесцеремонности. Нас не может не беспокоить вероятность того, что экспериментально выведенный организм будет случайно выпущен на природу. Одним из основных факторов, вызывающих глобальное сокращение биологического многообразия, является создание "размытых" видов, представители которых вытесняют особей местных популяций. [44] Поэтому нужно тщательно следить за тем, чтобы одомашненные виды неместного происхождения не скрещивались с дикими видами животных. Хотя при искусственном отборе физическая матрица определенной генетической линии, которая уже успела оказать значительное влияние на цивилизацию, приносится в жертву, способность выведенной породы свободно скрещиваться со своими предшественниками из дикой природы, приводящая к регрессии, в то же время содержит в себе и побочный эволюционный элемент. [45]
Помимо селекционных методов выведения животных, многие художники проводят эксперименты с трансгенной манипуляцией на живых организмах как объектах искусства. Трансгенез представляет собой процесс переноса гена или группы генов из одного организма в другой, в результате чего внутри последнего создаются новые специфические характеристики. Таких художников пока меньшинство, но в ближайшие десятилетия трансгенетика безусловно станет областью для широких исследований. Тем не менее, и трансгенные технологии связаны с новыми потенциальными рисками для окружающей среды. Основную озабоченность по-прежнему вызывает вероятность нарушения условий изоляции экспериментальных организмов в лаборатории и непредвиденный их выход в природную среду. В этом случае речь о регрессии организма может и не идти, но вместо этого вполне может случиться его скрещивание с местными видами, что положит начало своего рода искусственному генетическому сдвигу. Создание живых организмов с помощью искусственного отбора или трансгенных технологий требует особой ответственности в отношении благополучия как самого подопытного организма в течение всей его жизни, так и окружающей его среды. Забота об этом организме никоим образом не должна быть подменена помещением его в контекст искусства. Я очень надеюсь, что новые открытия в изучении генетики и новые работы художников в этой области помогут нам до конца понять, насколько тесна связь всех форм жизни. С этим пониманием мы еще сможем стать истинными хранителями нашей маленькой и хрупкой планеты.

Перевод с английского Татьяны Мишуниной.

Библиографию статьи см. в английской версии. (Прим. ред.)

* Мохенджо-Даро и Хараппа - главные центры индийской цивилизации. Города имели высокий уровень организации, регулярную планировку, кирпичные двухэтажные постройки, храмы и дворцы. При раскопках найдено большое количество терракотовых и каменных печатей с изображениями животных и иероглифов, которые до сих пор не расшифрованы. Города процветали около 1000 лет. Около 1700 г. до н.э. погибли по неизвестным причинам. (Прим. ред.)
** букв. на разграбление и прихоти. (Прим. пер.)
*** Дельфиниум (живокость, шпорник) - род травянистых растений семейства лютиковых; некоторые виды - полевые сорные растения, медоносы, красильные растения, другие разводят как декоративные. Колхицин - алкалоид, получаемый из безвременника - рода многолетних трав семейства лилейных - применяется в медицине, а также в селекции и генетике для получения полиплоидных форм растений и др. (Прим. ред.)




НА ГЛАВНУЮ    ENGLISH

Как заказать эту книгу

ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ

СОДЕРЖАНИЕ:

I. МАСТЕРСКАЯ: наука и технологии

Светлана Боринская. Геномика и биотехнология: наука начала третьего тысячелетия.

Михаил Гельфанд. Вычислительная геномика: от пробирки к компьютеру и обратно.

Ирина Григорян, Всеволод Макеев. Биочипы как пример индустриальной биологии.

Валерий Шумаков, Александр Тоневицкий. Ксенотрансплантация: научные и этические проблемы.

Абрам Йойрыш. Правовые аспекты генной инженерии.

Павел Тищенко. Геномика: новый тип науки в новой культурной ситуации.
II. ФОРУМ: общество и геномная культура

Юджин Такер. Комната ожидания Дарвина.

Critical Art Ensemble. Биотехнология в общественном сознании: время обещаний.

SubRosa. Секс и гендер в век биотехнологий.

Рикардо Домингес. Неизбежность торжества нанотехнологий 3.0: фрагменты постбиотехнологической эры.

Биргит Рихард. Клоны и двойники. Тиражирование и воспроизведение "я" в кинообразах.

Свен Дрюль. Филогенез химер: от античности до наших дней.
III. ТОПОЛОГИЯ: от биополитики до биоэстетики

Борис Гройс. Искусство в эпоху биополитики.

Стивен Уилсон. Искусство и наука как культурные действия.

Мелентий Пандиловски. О феноменологии сознания, технологии и генетической культуре.

Рой Эскотт. Интерактивное искусство: на пороге постбиологической культуры.
IV. КОД ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ: искусственная жизнь

Марк Бедо. Исследование гипертворчества человека с помощью технологии искусственной жизни.

Луи Бек. Искусственная жизнь под напряжением.

Алан Дорин. Виртуальные животные в виртуальных средах.

Криста Зоммерер, Лоран Миньоно. Использование принципов искусственной жизни в интерактивных компьютерных инсталляциях.
V. ТЕАТР НОВОГО ВРЕМЕНИ: ars genetica

Джордж Гессерт. История искусства с привлечением ДНК.

Кетлин Роджерс. Образ материи.

Брендон Балланже. Источники искусственного отбора.

Марта ди Минизиш. Лаборатория как мастерская художника.

Адам Заретски. Зоо-арт ломовой лошади и экзамен по биоэтике.
VI. ТЕХНОЛОГИЯ ОБРАЗА: ars chimaera

Джо Дэвис. Монстры, карты, сигналы и коды.

Дэвид Кремерс. Парадокс Дельбрюка. Версия 3.

Эдуардо Кац. Зеленый флуоресцирующий кролик.

Дмитрий Булатов. Искусство химер.

Валерий Подорога. Рене Декарт и Ars Chimaera.
VII. МЕТАБОЛА: искусство и культура ткани

Йонат Цурр. Усложненные понятия о жизни: "полуживые" существа.

Орон Каттс. Фрагменты конструирования жизни - влажная палитра тканевой инженерии.
VIII. P.S.

Дмитрий Пригов. Мы о том, чего сказать нельзя.

Галерея влажного искусства

Биографии

Библиография

Веблиография

Глоссарий


© кф гцси. евгений паламарчук | Jaybe.ru